Feb. 12th, 2017

yamaha3: (Default)

Уже третий год Россия ведет войну в Украине, полтора года – в Сирии, готовит захват Беларуси и мечтает о войне со странами Балтии. Счет потерь граждан России, на территориях других государств, идет уже на десятки тысяч. Причем, войны идут без крупных сражений, но как это часто бывает, начать войну легко, а вот закончить уже намного сложнее и тем более, уже идущая война, всегда может перерасти в другой масштаб и принять иную форму. Это предполагает ситуацию, когда потери могут возрасти в разы или даже на порядки, а сама война способна обрушиться на территорию, где ее долго и нудно разжигали. Эти утверждения попадают в разряд прописных истин, подтвержденных историей и залитые морями людской крови. Но история не всех и не всегда учит извлекать из нее выводы и опыт, а тем более – история кастрированная или полностью перекрученная. Героические сказки никогда не дадут пищи для размышлений, но станут отравой для мозга.

В этой связи, очень актуальным является вопрос о том, за что совок угробил около 30 миллионов собственных граждан. Банальные ответы типа «борьба с фашизмом» или «за свою землю» или «защита от тотального уничтожения», на самом деле – не несут никакой смысловой нагрузки. Ведь со времен Сунь Цзы известно, что войны ведутся за материальные ресурсы, пути сообщения и торговли или за некие стратегически важные объекты, впрочем, связанные с двумя условиями, указанными выше. Посему, абстрактные объяснения, не могут указать на причину войны.

Сейчас уже сложено множество легенд, которые пытаются пояснить причину начала германо-совковой войны в 1941 году. То, что сейчас на слуху – мифологема. Более правдоподобные версии, высказанные Виктором Суворовым — Богданом Резуном и другими исследователями, заплевываются россиянами с энтузиазмом, достойным лучшего применения, а мировая военно-историческая мысль, обходит эту тему стороной, выдавая обтекаемые пояснения. Оно и понятно, ибо тут только начни копать и устоявшаяся теория начала Второй Мировой Войны, рухнет как карточный домик, а этого не хочет уже никто. В любом случае, ключевым моментом всей этой истории, является уже неопровержимый факт того, что Вермахт пошел на грубейшее нарушение фундаментального принципа наступательной войны – трехкратного перевеса сил и средств, перед обороняющимся противником. Нет перевеса – нет и наступления, особенно – масштабного.

Все мировые источники, в том числе и некоторые российские, указывают на то, что Германия и ее союзники, по состоянию на утро 22 июня 1941 года, не имели численного превосходства ни по одному из множества компонентов, боевой мощи своей ударной группировки. Ни танков, ни самолетов, ни артиллерийских орудий, ни личного состава, у Германии не было не то, что в 3 раза больше, а просто – было меньше, чем у совка.

К началу боевых действий, германская разведка имела достаточно четкое представление о том, что находится у границ Германии, а также о том, что эти силы готовятся делать. Это значит, что в ставке Гитлера, прекрасно представляли соотношение сил, которое не позволяет начать масштабную наступательную боевую операцию против совка и тем не менее, эта операция началась и оказалась фантастически успешной.

Поскольку германских военных вряд ли можно было обвинить в авантюризме, то приходится допустить, что это было вынужденное решение, обусловленное тенденцией резкого ухудшения соотношения сил. Мало того, наступление могло быть осуществлено только в том случае, если все указывало бы на некий промежуток времени, когда противник (совок) мог собрать классическую ударную группировку, с указанным выше соотношением сил и средств.

Все это вытекает из данных о составе и численности противостоящих армий и не касается тех планов наступления, которые безусловно были у обеих сторон. Однако, наиболее важным, в данном случае, является то, что лидеры обеих противоборствующих сторон, лично дали пояснение тому, что должно произойти и произошло. И Гитлер, и Сталин, дали развернутые и подробные объяснения ситуации, которые снимают почти все спорные моменты и отвечают на тот самый вопрос о том, за что погибли 30+ миллионов граждан совка. Просто наши исследователи стараются не касаться этих двух речей, а мы – коснемся. Что касается речи Сталина, то мы о ней уже писали не раз и пройдемся по ней бегло, а в основном – проанализируем речь Гитлера, которая имеется в довольно точном переводе, но практически неизвестна публике

По-хорошему, стоило бы начинать с речи Гитлера, которою он произнес 3 октября 1941 года в Берлине, ибо интересующая нас часть, этой речи, посвящена тому, почему началась война между Германией и Совком, а это касается событий 1940 года, но хронологически, речь Сталина прозвучала раньше. С нее и начнем.

Совок, а потом и Россия, плотно держат завесу секретности над целым рядом документов, которые прямо указывают на то, почему война с Германией случилась именно так, а не иначе. Режим секретности продлевается все дальше и одно только это указывает на серьезность скрытых там тайн. Даже спустя три четверти века, документы могут нести прямую и непосредственную угрозу как самой России, так и совку, правопреемницей которого она стала. В самом деле, если предать гласности все то, что было исключено из предмета рассмотрения Нюрнбергского трибунала, то окажется, что сам трибунал был фарсом, а итоги Второй Мировой Войны – следуют пересматривать фундаментально. По крайней мере, совок, а значит и РФ просто потеряют любые права на место постоянного члена СБ ООН и права вето, которым злоупотреблял совок и теперь это делает Россия.

Именно поэтому, стенограмма выступления Сталина перед выпускниками военных академий красной армии не попала в открыты оборот. Однако короткий период сразу, после краха совка, с частью этих документов удалось ознакомиться исследователям, и прежде чем специальные фонды архивов снова были закрыты – были опубликованы, без официального подтверждения.

Итак, на банкете в Кремле 5 мая 1941 года, посвященному выпуску слушателей военных академий, Сталин выступил с пространной речью, а потом —  озвучивал несколько емких и важных мыслей, облеченных в форму тостов.

Он указал присутствующим на то, что пока они находились на обучении, армия изменилась кардинальным образом, и когда они примут командование своими новыми частями, они не узнают красную армию, ни по форме, ни по содержанию. Сталин указал, что армия уже вооружена совершенно новым оружием и техникой, лучшими, по мнению Сталина. И главное, вождь пояснил, что эта армия создана для совершенно нового типа войны. А потом, он прошелся по армии Германии, указывая на ее недостатки и выражая уверенность в том, что она станет легкой добычей для красной армии. То есть, практически открытым текстом было сказано, что война начнется уже совсем скоро и выпускники едут в войска именно для того, чтобы вести свои силы в бой.

Уже в тостах, кто-то из присутствующих предложил выпить за мудрую оборонительную политику партии и правительства. На это Сталин ответил так, что исчезли малейшие сомнения в том, что именно предстоит делать присутствующим. Вождь отметил, что пора переходить от обороны к наступлению. Теперь во главу угла ставится наступательная война. Чтобы у военных не возникало проблем с восприятием наступательной войны как захватнической, он пояснил, что любая война, которую совок будет вести в интересах мирового пролетариата – справедливая, а уже оборонительный или наступательный у нее характер – дело десятое.

Короче говоря, Сталин донес до присутствующих следующее. Война начнется буквально после того, как вчерашние выпускники прибудут к месту своей службы. Противником в грядущей войне будет Германия. Германская армия, несмотря на ее успехи в Европе, не является непобедимой и страшной. Красная армия перевооружилась и получила все необходимое для успешной наступательной войны. Собственно, это было благословение на войну с Германией.

Гитлер ничего такого не рассказывал даже высшим офицерам и даже тем, кто командовал дивизиями, постепенно перемещавшимися к границе с совком. Его речь оказалась объяснением причин войны с совком, но уже постфактум. Поскольку она произнесена в начале октября 1941 года, Гитлеру не нужно было что-то выдумывать или скрывать, ибо его армии уже показали потрясающие, невиданные результаты гигантских сражений. Только пленных красноармейцев было столько, сколько не могла выставить против него вся Европа, а захваченные территории просто поражали своими размерами. В тот момент никто не мог упрекнуть Гитлера в том, что он что-то делает неправильно. Поэтому, его речь была спокойной и основательной.

В самом начале блока речи, посвященного именно войне с большевиками он заметил, что с 1939 года, он вынужден был спрятать свое собственное мнение о большевиках и России, куда подальше ибо четко понимал, что внешние силы хотели бы столкнуть Германию и Россию, чтобы максимально их обескровить.

Он заявил, что предложения товарищей о возможности заключения мира с Россией, лично ему не нравились, но он вынужден пойти на это с единственной целью – уберечь жизни немецких солдат от войны на Востоке. Именно поэтому был заключен пакт о мире и ненападении.

Далее он сообщил о том, что запланированная на лето 1940 года операция по штурму Британии, была отложена из-за необходимости мобилизации всех наличных военных ресурсов, включая переброску всех сил Люфтваффе, которые были уже неотъемлемой частью любой военной операции Вермахта. Как только началась развертывание войск в направление Ла Манша, разведка стала давать данные о том, что Москва начала выдвижение своих войск к западной границе, то есть – к границе Германии.

Кроме того, по поводу Финляндии было джентльменское соглашение, которое связывало руки Германии, но ограничивало и совок. На сколько можно понять, Гитлер был согласен на присоединение Финляндии к совку не военными средствами, то есть – по собственному желанию. Что из этого вышло – все прекрасно помнят, и Гитлер не жалел дифирамбов стойкости финнов. Он подчеркнул, что выполнил свою часть обязательств и финны сражались самостоятельно, а Сталин забыл о том, что обещал. Летом 1940 Сталин аннексировал страны Балтии, показав Гитлеру, как именно выглядит «добровольное» присоединение. А потом совок стал двигаться в Румынию. Гитлер очень тепло отозвался о маршале Антонеску подчеркнув, что румыны полностью и неукоснительно выполняют все обязательства, которые давали. В конце концов, настало время выяснить отношения с Москвой и решить, что делать с пактом от 1939 года.

maxresdefault.jpg

Со слов Гитлера, именно германская сторона инициировал встречу высшего руководства Германии и совка, чтобы обсудить возникшие различия в трактовке подписанных документов. Именно для этого Сталин отправил в Берлин Вячеслава Молотова. Нам долго лили в уши бред о том, что Молотов старался сохранить мир и все такое. На самом деле, Молотов привез план пересмотра условий пакта, в форме ультиматума.

По речи Гитлера, Молотов озвучил четыре требования, которые выдвинул Сталин, от имени совка. Далее приводим цитату слов Гитлера, которые остались как в письменном виде, так и в виде аудиозаписи.

«Первое: Германия должна окончательно согласиться с тем, что Финляндия ликвидируется как государство, поскольку Советский Союз снова почувствовал угрозу с ее стороны. Мне не оставалось ничего, кроме как ответить отказом.

Второй вопрос касался Румынии. Он заключался в том, будут ли немецкие гарантии защищать Румынию также от Советского Союза. И здесь я должен был держаться данного мной когда-то слова. Я не жалею об этом, потому что в Румынии, в генерале Антонеску я нашел человека чести, который, со своей стороны, твердо придерживался данного слова.

Третий вопрос касался Болгарии. Молотов требовал права для Советского Союза разместить свои гарнизоны в Болгарии и таким образом гарантировать ей свою защиту. Что это значит, мы уже прекрасно поняли на примере Эстонии, Литвы и Латвии. Я мог в этом случае сослаться на то, что такая гарантия должна быть обусловлена желанием гарантируемого. Мне о таком желании не было ничего известно, я должен был сначала навести справки и обсудить это со своими союзниками.

Четвертый вопрос касался Дарданелл. Россия требовала разместить там опорные пункты. Если сейчас Молотов будет это отрицать, я не удивлюсь. Если завтра или послезавтра его не будет в Москве, вероятно, он тоже будет отрицать, что его там нет».

Далее Гитлер пояснил присутствующим суть своего ответа:

«Однако он поставил эти условия, и я их отклонил. Я должен был их отклонить, и одновременно мне стало ясно, что пришло время величайшей осторожности.

С этого момента я стал тщательно наблюдать за Советской Россией. Каждая дивизия, обнаруженная нами, аккуратно регистрировалась, и в ответ на это принимались меры предосторожности. Уже в мае ситуация сгустилась так, что не осталось никаких сомнений по поводу того, что Россия собиралась при первой же возможности напасть на нас. К концу мая такие моменты участились настолько, что уже невозможно было отогнать от себя мысль об угрозе борьбы не на жизнь, а на смерть».

Далее Гитлер поясняет свое полное молчание по поводу того, что совок творил в Финляндии, Балтии и Румынии. Напомним, в отличие от речи Сталина, это было сказано публично, задокументировано и доступно к изучению, но история писалась людьми, которые могли бы составить серьезную конкуренцию Андерсену, обоим братьям Гримм, а также Зоряну и Шкиряку. Страшные сказки, которые почему-то назвали историей скармливаются и поныне, а можно было ознакомиться с тем, что известно уже 75 лет. Итак, фюрер пояснил отсутствие его личной публичной реакции и реакции правительства и прессы Германии, на явные нарушения договоренностей, в исполнении красной армии.

Еще раз подчеркну – никакой закрытой сходки, никаких засекречиваний, как с речью Сталина. Гитлер логично поясняет режим секретности перед началом операции.

«Я должен был тогда все время молчать, и сохранять это молчание было мне вдвойне тяжело. Не так тяжело по отношению к Родине, поскольку она, в конце концов, должна была понять, что есть моменты, когда нельзя говорить без того, чтобы не подвергнуть опасности целую нацию. Гораздо тяжелее давалось мне молчание по отношению к моим солдатам, которые, дивизия к дивизии, стояли на восточной границе империи, и, тем не менее, никто не знал, что затевается, никто не имел ни малейшего понятия о том, как изменилось положение в действительности и что им, возможно, придется выступить в тяжелый, даже в наитяжелейший военный поход всех времен. Именно из-за них мне приходилось молчать, потому что, пророни я хоть одно слово, это ни в коей мере не изменило бы решения Сталина, зато внезапность, которая осталась моим последним оружием, была бы потеряна. И любое такое заявление, любой намек стоил бы жизни сотен тысяч наших товарищей.

Поэтому я молчал даже в тот момент, когда окончательно принял для себя решение самому сделать первый шаг. Если я вижу, что мой противник вскинул ружье, я не буду ждать, пока он нажмет на курок, а лучше сделаю это первым. Это было, сейчас я могу об этом сказать, тяжелейшим решением всей моей жизни. Такой шаг открывает дверь, за которой таится неизвестность, и только потомки будут знать точно, как это началось и что произошло».

Последняя цитата, которую мы тут приведем, говорит о том, что самые худшие прогнозы германского командования по поводу масштаба угрозы, исходившей из совка, не только подтвердились дальнейшим ходом событий и полученным фактическим доказательствам, были превзойдены обнаруженным масштабом приготовлений и только у границы.

«И вот что еще я должен заявить: мы не ошиблись ни в правильности наших планов, ни в исторически неповторимом мужестве немецких солдат, — наконец, мы не ошиблись и в качестве нашего оружия! Мы не были разочарованы функционированием всей организации нашего фронта и покорения огромных внутренних пространств, и мы не обманулись в нашей Родине.

Однако в чем-то мы обманулись: мы не имели ни малейшего понятия о том, насколько гигантской была подготовка противника к нападению на Германию и Европу, о том, как невероятно велика была опасность, о том, что в этот раз мы были на волосок от уничтожения не только Германии, но и всей Европы. Сегодня я могу об этом сказать!»

Итого, по состоянию на лето 1941 года, Германия выполняла все обязательства, взятые перед совком. Даже несмотря на то, что совок регулярно и последовательно совершал шаги, ведущие в сторону от достигнутых договоренностей. При этом, все остальные государства, подписавшие подобные договора с Германией, четко выполняли условия договоров, о чем Гитлер подробно и пространно заметил в этой же речи. То есть, только большевистская Россия плевала на то, что сама же и обещала. Именно это вынудило Германию пересмотреть свои планы и прежде чем окончательно разобраться с Англией которая, по мнению Гитлера, веками стравливала народы Европы в братоубийственных войнах, разобраться с большевистской Россией. Тем не менее, лично Гитлер предпринял последнюю попытку избежать большой драки с восточным соседом.

Исключительно с этой целью и был вызван в Берлин Молотов, но вместо ожидаемых объяснений или чего-то подобного, Молотов привез ультиматум. Как мы писали выше, Москва затребовала себе Финляндию, Румынию, Болгарию и черноморские проливы. Тут вообще не шло речи о безопасности совка. К тому времени он скопил самую мощную армию в мире и сознавая это – стал диктовать условия по захвату новых территорий. Германия делала то же самое, но в рамках, согласованных со Сталиным, а теперь Сталин требовал согласия Германии на продвижение своих войск в страны – союзники Германии.

То есть, война между Германией и совком стала неизбежной сразу, после отъезда Молотова, а вернее – по результатам переговоров: ультиматума Сталина и отклонение ультиматума Гитлером. Сразу после этого, была издана знаменитая директива №21 о начале подготовки сил и средств для осуществления плана «Барбаросса».

То есть, последующее вторжение германских войск на территорию совка, стало ответом на ультиматум Сталина. А ценой этих более чем 30 млн. граждан совка, было желание Сталина прибрать к рукам, упомянутые выше: Финляндию, Румынию, Болгарию и черноморские проливы. Именно это желание Сталина стало причиной разрушения половины Европы и в общей сложности, более 50 млн. трупов, которыми была завален континент от Нормандии, до Сталинграда.

Что характерно, товарищ Путин сейчас тоже хочет прихватить земель, привычно растоптав целые кипы документов, которые подписал он лично и его предшественники. Какой ценой будет оплачено это желание – увидим. Ждать осталось не долго. Одно понятно, товарищ Гитлер, на фоне товарища Сталина, выглядит как мелкий карманник, на фоне настоящего кровавого бандита.

PS Полный текст речи от 3.10.41


-Доктрина развития СССР подразумевала расширение и полный захват мира.
-Германия зафиксировала подготовку нападения: Скрытое развёртывание, выгрузку боеприпасов "на грунт" что однозначно показывало подготовку к нападению.
- Германия была существенно слабее армии вторжения СССР поэтому была вынуждена нанести "превентивный удар" 22.06.41
Милитаризация Германии это по сути "иммунный ответ" на разрастание "раковой опухоли"- СССР, если рассматирвать цивилизацию, как социальный организм.

Гитлер остановил Сталина на пути к мировому господству.
Это есть истина- остальное от лукавого.

Кто консультировал вермахт в 1941 году обычные люди никогда не узнают. Но почерк- виден. Его не скроешь, у Германии был единственный шанс из тысячи и она его его феноменально использовала, отправив в нокаут противника в несколько раз сильнее и больше, ударив один единственный раз- поймав противника "на замахе", начни немцы на день раньше или на день позже, результаты войны были бы другие...



Map
yamaha3: (Default)
О нашем обществе хорошо написал Иван Ефремов в романе "Час быка"

Дополнительные данные по теме



Map

Profile

yamaha3: (Default)
Alexander Baranov

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 06:16 pm
Powered by Dreamwidth Studios